Anna Vortex
Tekken. DBSK. B.A.P. EXO. VIXX. KOEI~ 음양
04.04.2015 в 00:45
Пишет Корейский Песец Шу:

С добрым утром (КайРис)
С добрым утром


Название: С добрым утром
Автор: Корейский Песец/Шу-кун/Ie-rey
Пейринг/Персонаж: Кай (Ким Чонин)/Крис (У Ифань), при участии Шим Чанмина (ДБСК)
Рейтинг: NC-17
Жанр: АУ, романс, юмор, пвп
Размер: овер 6000
Коллаж/арт: Румба Каталана
Предупреждения: флер бдсм, д/с оттенками, плуг, первый раз
Размещение: запрещено
Авторские примечания: заявка: Ким Чонин (Кай)/У Ифань (Крис), ПВП, первый раз, плуг, можно немного Темой разбавить. Темы получилось чуть больше, чем немножко *вздыхает*
Ссылка на оригинал КФ: ficbook.net/readfic/3032974/8071960#part_conten...


С добрым утром


Крис болтал соломинкой в стакане и с тоской смотрел на остатки коктейля. Смотреть на сидевшего перед ним Чанмина совершенно не хотелось, потому что Чанмин наверняка ехидно улыбался.

— Отказал, да? — тихо спросил Крис о том, что знал заранее.

— Разумеется.

— Для тебя «разумеется», а я так и не понял, почему?

Крис в самом деле не понимал. Он приходил в это своеобразное кафе уже без малого три месяца в надежде найти наставника. Но никто так и не согласился взять его в обучение. И Крис не понимал, почему.

— Мне кажется, ты всё прекрасно понимаешь, просто не желаешь признаваться в этом себе самому. — Голос Чанмина внезапно стал серьёзным, и только теперь Крис рискнул поднять голову и посмотреть на него. — Пойми, саб из тебя никакой — ты слишком капризен и своеволен. Ты не умеешь подчиняться. Сейчас ты скажешь, что этому можно научить, я прав? Позволь возразить — ты себе на уме и мстительный. Это не те качества, которыми должен обладать саб. И ты не любишь подчиняться, даже в игре — не любишь, удовольствия от подчинения ты тоже не получаешь. И когда тебе приходилось делать нечто подобное, ты всегда подкарауливал удобный момент, чтобы цапнуть побольнее в отместку. Ну, так ведь?

Крис промолчал, потому что ничего не мог возразить. Чанмин был кругом прав. Но...

— Сейчас ты наверняка думаешь, что мог бы стать домом, верно? Да, мог бы. Пока это не касается отношений и пока тебе наплевать на партнёра. Когда же дело коснётся отношений, домом ты опять же быть не сможешь. Не потому, что плох, а потому, что твои эмоции всегда будут управлять тобой. Эмоции, а не рассудок. Пойми, никто не пожелает так рисковать. Тебе должны доверять, а ты должен оправдывать чужое доверие. Быть домом непросто, ведь на тебе будет ответственность сразу за двоих. И о какой ответственности можно говорить, когда ты будешь ориентироваться на чувства? Правильно, ни о какой. Просто признай наконец, что это не твоё.

— Ошибаешься! — взвился Крис. — Мне многое нравится. И если бы мне это не подходило, я бы не торчал тут три месяца. Я в самом деле хочу...

— Я не сказал, что ты не должен ничем таким заниматься в принципе. Можно, не вопрос. Но тебе не нужно это в чистом виде, понимаешь? Тебе нужен кто-то, кто ищет большего, кто сможет тебя понимать. Крис, тебе нужны отношения. Тем более, ты нетронутый материал. Для тебя это всё впервые. Двойной риск, понимаешь? Всего одна ошибка может всё испортить. Если положиться на мой опыт, я бы сказал, что тебе нужно влюбиться без памяти и следовать за собственным сердцем. Вот и всё. Но это не то место, где ты можешь найти нечто подобное.

Чанмин допил шерри, отодвинул блюдце с пирожным и поднялся из-за стола. Напоследок похлопал Криса по плечу.

— Просто подумай об этом и разберись сначала в себе.

Крис проводил его тоскливым взглядом и снова уставился в стакан, где на дне болталась оливка. Через пару минут официант принёс Крису новую порцию и убрал со стола грязную посуду. На часах над баром пятьдесят девять изменилось на два нуля. Вот и десять уже, а завтра выходной. И всё по-прежнему.

— Привет, не думал, что ты придёшь.

Крис удивлённо вскинул голову и уставился на высокого смуглого парня в чёрной рубашке. Тот безмятежно улыбался и расстёгивал верхние пуговицы, затем и вовсе сел на стул Чанмина.

— Хорошее выбрал место для встречи. Вот уж не подумал бы, что ты тут завсегдатай.

Крис продолжал пялиться на незнакомца с изумлением.

— Эй, я Кай. Понимаю, знакомства в сети не всегда совпадают с ожиданиями в реале, но я готовился к худшему. Кстати, мне так и называть тебя Порнодрочером? Или ты скажешь своё имя?

Крис осторожно попытался сложить в голове полученную только что информацию. Кажется, этот странный парень его с кем-то спутал. Познакомился в сети с каким-то придурком, договорился встретиться, а придурок не пришёл, и этот Кай решил, что Крис — тот самый придурок и есть.

Крис раскрыл рот, чтобы всё объяснить и вывести Кая из заблуждения.

— Я уже говорил, что планировал немного отойти от Темы и хотел бы чего-то... особенного. Но если ты передумал, так и скажи. Это лучше, чем немного пугающее молчание.

Крис закрыл рот, сглотнул и тихо уточнил:

— А ты давно... то есть, как долго?..

— Достаточно. Просто устал немного, наверное. Хочется чего-то теперь именно для себя. Не знаю. Это сложно. — Кай пожал плечами и снова обезоруживающе улыбнулся.

Крис уставился на него в упор, разглядывая резкие черты лица. Подбородок, губы, глаза — яркий. Кай весь был настолько ярким, что, казалось, задержи на нём взгляд немного дольше — ослепнешь.

— А мне только что сказали, что из меня не выйдет ни саб, ни дом. И что мне нужно тоже нечто особенное. Меня зовут Крис, кстати. — Машинально он протянул руку. Кай рассматривал его ладонь с минуту, только тогда цепко ухватился пальцами и крепко пожал, повернув их руки так, что смуглая ладонь оказалась сверху. Так поступали люди, которые привыкли доминировать, властные натуры. И так в этом месте расставляли точки над i. Крис столкнулся с домом, как он и хотел.

— Ничего страшного, Крис. Жизнь сложнее, чем можно себе это представить. И каждый человек вправе придумывать собственные правила игры.

Крис невольно улыбнулся в ответ на эти слова.

Они заказали себе лёгкий ужин и напитки. Кай выбрал сок, Крис повторил свой предыдущий заказ. Постепенно в ходе беседы ни о чём выяснилось, что Кай учился в Академии Искусств. Академия была в паре кварталов к югу от технического университета, который заканчивал Крис. Их студенческие общежития соседствовали с одним и тем же парком.

— Я там белок иногда кормлю, приучаю к себе, — хмыкнул Кай.

— А я каждое воскресенье катаюсь на велосипеде. Или на снегоходе зимой.

— И кем ты будешь, когда закончишь учёбу?

— Никем. Буду работать в компании отца инженером-проектировщиком. Даже не главным. Начинать придётся снизу. А ты?

— Я танцую, — просто ответил Кай и опять улыбнулся, заставив Криса позабыть о прочих вопросах.

Наверное, в знакомствах в сети было что-то удобное. Не приходилось уточнять, нравятся ли новому знакомому парни или девушки, не приходилось объяснять иные неудобные вещи. Просто договорились, встретились и начали разговаривать так, словно знакомы сто лет уже.

К полуночи Крис решил, что Кай не только яркий, но ещё и красивый. И весёлый. Чувство юмора у него отличалось некоторым своеобразием, но это и пленяло. И как-то незаметно Крис рассказал ему, что провёл всю жизнь здесь, в Канаде, что его предки лет тридцать назад с гаком покинули Китай. Кай не мог похвастать тем же. Его родители остались в Корее, а он сам приехал в Канаду лишь на время учёбы. Впрочем, лёгкий акцент это и не скрывал.

— Нравится?

— Скорее да, чем нет. Мне тут нравится прохлада. Не люблю, когда жарко. Может быть, даже останусь совсем. Если будет повод остаться.

Разошлись по домам они в два. Крис сунул в карман брюк салфетку с номером Кая. Свой он не смог дать Каю, потому что недавно сменил телефон и номер, а сам телефон забыл в общежитии. Норма для Криса — он часто забывал телефон.

Утром найти салфетку с номером он не смог. Возможно, салфетка выпала из кармана, когда он ехал в такси или доставал деньги.

Ещё один упущенный шанс.

Было чертовски обидно.



Девять дней спустя



В воскресенье Крис как обычно катался в парке на велосипеде, объезжая попадающихся на дорожках людей. Особо не разогнаться, но неторопливая езда тоже была в удовольствие. Когда же он увидел в траве у обочины пару белок, вспомнил вдруг, что Каю нравилось белок подкармливать. Машинально он поискал взглядом высокого смуглого парня. И даже нашёл. Тот сидел в траве и кормил белок какой-то смесью из семян. Он сидел, скрестив ноги, и едва заметно улыбался, наблюдая за вознёй зверьков. Полные губы влажно блестели...

Потом мир для Криса стремительно перевернулся, больно ударило в спину, а перед глазами вспыхнули звёздочки. Он осторожно выдохнул, зажмурился и пошевелил руками и ногами. Кажется, всё осталось на месте, только спина и задница ныли от удара о землю.

— Научишь потом кататься по лавкам? — прозвучал над головой знакомый низкий голос с лёгким акцентом.

Крис медленно сел, проморгался и огляделся. Велосипед валялся у лавки, а сам Крис, судя по всему, через эту самую лавку и полетал. И он ума не мог приложить, как не заметил перед собой лавку и въехал в неё.

— Привет, — сдавленно выдохнул он и кое-как поднялся, прижав ладонь к левому бедру.

— Цел?

— Вроде бы. Не ко времени вспомнил, что ты любишь кормить белок.

— О, и это стало причиной аварии? — насмешливо вскинув брови, уточнил Кай. У его ног бесстрашно крутилась одна из белок. Видимо, в самом деле давно к Каю привыкла и не боялась.

— М-м-м, наверное. Слушай, я потерял твой номер, — сразу же признался Крис, озадаченно глядя, как Кай рассматривает его велосипед, а потом поднимает и проверяет колёса.

— Это важно?

Крис прямо сейчас не ощущал себя гением и не мог понять причину такого вопроса.

— Ну, я хотел тебе позвонить утром, а номер не нашёл. То есть, салфетку с номером. Всё перерыл, но без толку.

— Это ты так пытаешься снова взять у меня номер? — хмыкнул Кай и хлопнул ладонью по сиденью велосипеда. — Крепкий он у тебя, не пострадал.

— Нет, лучше я тебе свой дам. — Крис требовательно протянул руку. Кай поколебался немного, но всё же положил ему на ладонь телефон. Крис вбил в контакты свои номер и имя, сохранил и сбросил себе звонок, чтобы всё же заполучить номер Кая в личную собственность.

— Гляди-ка, кажется, ты всё же не так уж и цел... — Кай забрал телефон, сунул в карман и цепко ухватил Криса за голову, рассматривая что-то над правой бровью. — Вот.

Он тронул пальцем лоб Криса и показал ему алый след, оставшийся на коже. Вновь прикоснулся руками к скулам и заставил наклонить голову пониже, изучая ранку.

— Можем зайти ко мне и заклеить это безобразие. Ссадина довольно глубокая, но шрама не будет, наверное.

Крис не мог соображать, потому что смуглое лицо прямо сейчас маячило у него перед глазами непозволительно близко, а тёплое дыхание с едва уловимыми лимонными нотками тревожило подбородок. Так что он просто кивнул, соглашаясь сразу и на всё.

Дорогу к общежитию Академии Искусств он, разумеется, не запомнил, зато пару раз долбанулся многострадальным лбом о столбы, потому что всё время пялился на Кая. Когда же они добрались до цели, велосипед оставили у крыльца.

Кай жил на пятом этаже, как и Крис — в своём общежитии. И Крис ошеломлённо глазел на вид, открывавшийся из окна комнаты Кая.

— Ты чего?

— Да так. Оказывается, я живу напротив.

— Где? — Кай подошёл к нему и тоже посмотрел в окно.

— Прямо напротив, — ошеломлённо пробормотал Крис и указал на вечно задёрнутое плотной шторой окно. От окна Кая его отделяли всего несколько метров.

— А я думал, там пустая комната.

— Нет, не пустая, просто редко открываю окно.

Кай отошёл в сторону и завозился с коробкой, где хранил лекарства и прочие подобные вещи.

— Садись сюда, — велел он Крису, указав на стул и вооружившись кусочком бинта, смоченным в перекиси. Крис послушно сел и напряжённо замер, потому что Кай тут же спокойно приземлился ему на колени, удобно устроился и прикоснулся бинтом ко лбу. Крис с трудом сглотнул, рассматривая длинные ноги, крепко сжимавшие его бёдра. Он даже не обратил внимания на лёгкое жжение на лбу. Кай, прикусив кончик языка, сосредоточенно лепил ему на лоб пластырь. Закончив, широко улыбнулся.

— Ну как?

— Э... хорошо, — растерянно отозвался Крис и задохнулся от новой неожиданности — Кай наклонил голову и коснулся его губ собственными, уверенно поцеловал, пробрался языком в рот Криса и принялся медленно изучать изнутри, задевая при этом нервные окончания, о существовании которых Крис не подозревал. Крис целовался с девушками, но то, что происходило сейчас, отличалось от всего, испробованного им ранее. Машинально он отклонился к спинке стула, словно в попытке отстраниться и избежать поцелуя. Кай заметил, оторвался от его губ и тихо спросил:

— Что-то не так? Тебе не нравится? Или тебе не нравлюсь я?

Кай Крису нравился, ещё как, но причина для колебаний у него всё же имелась. Озвучить её, конечно же, было непросто.

— Понимаешь, я... это всё... то есть...

— Первый раз с парнем? — быстро сообразил Кай, и Крис кивнул с унылым видом, уже предвкушая в мыслях холодную вежливость и намёк на то, что Крису пора бы и домой возвращаться. И жирный крест на возможном развитии отношений.

— Здорово, — неожиданно сверкнул улыбкой Кай, ухватился за футболку на груди Криса и вновь припал к его губам, целуя с несдерживаемым пылом, сминая губы, легко покусывая и вновь пробираясь языком в рот, чтобы тревожить быстрыми касаниями нёбо и язык Криса. Через минуту Кай отстранился и шепнул: — Я терпеливый, могу и подождать главное блюдо, а начать всегда можно с закусок.

Он соскользнул с колен Криса, вызвав тем самым чувство сожаления, но тут же потянул Криса за руку. Два шага к кровати и резкий толчок в грудь. Крис упал на спину и настороженно замер. Кай опустился у кровати на колени, ухватился за ноги Криса и подтянул его ближе к краю. Смуглые пальцы ловко расстегнули пуговицу на брюках и расправились с молнией. Резкий рывок — брюки и бельё оказались стянуты с ног Криса и отброшены в сторону.

— Вот это темперамент... — невольно пробормотал он, ошеломлённый таким поворотом.

Кай ответил ему незабываемой яркой улыбкой и бесцеремонно потрогал уже наполовину возбуждённый член. Крис приподнялся на локтях, зачарованно наблюдая за Каем. Тот плавно обвёл кончиком пальца член у основания и прикоснулся к упругим яичкам, тут же поджавшимся от этой незатейливой ласки.

Кай отметил напряжённые мышцы живота и с тихим смешком подсказал:

— Расслабься, сегодня будет просто приятно.

И походя выбил весь запас воздуха из лёгких Криса, когда наклонился и обхватил полными губами головку. Кажется, член Криса ощутимо запульсировал, оказавшись в тёплом и влажном плену рта. И всё перед глазами поплыло. Смуглые пальцы уверенно сжали у основания, а большой палец надавил на точку между яичками, отгоняя и уменьшая возбуждение.

— Не так быстро, — хриплым голосом попросил Кай.

Легко сказать! Крису впервые делали нечто подобное. И делали так, что он вообще перестал соображать. Мало того, что он ощущал каждое прикосновение Кая, так он ещё и смотрел на это. И первое, и второе сводили с ума в равной степени.

Возбуждение слегка отступило тогда лишь, когда Кай провёл пальцем по ложбинке между ягодицами и потёр нежную кожу входа. Крис непроизвольно напрягся и вздрогнул всем телом. Кай продолжал трогать его там и медленно обводить подушечкой сжавшийся вход, иногда легонько покалывая коротким ногтем. Крис смог расслабиться через несколько минут, показавшихся вечностью.

Кай вновь прикоснулся губами к его члену, одновременно продолжая водить пальцем меж ягодиц и тереть чувствительную кожу. Двойная ласка сбивала с толку и не позволяла Крису сосредоточиться на чём-то одном. Даже локти перестали держать — он упал на кровать, запрокинул голову и хрипло застонал, когда Кай обвёл головку языком и запустил член за щеку.

Кай размеренно двигал головой в нужном ритме и контролировал степень возбуждения Криса, не позволяя кончить, зато разрешая метаться на кровати, почти что извиваться всем телом и хрипло стонать. Крис даже не заметил, как Кай втолкнул палец в его тело. Ощутил внутри приятные поглаживания и мягкое давление. Слегка непривычно, если думать об этом, и удивительно сладко, если тонуть в удовольствии, не сосредотачиваясь ни на чём конкретном.

Крис терпел эту невыносимую игру дольше, чем мог предположить. И это отличалось от всего, что он видел в порно-роликах. И не походило на «подрочить самому». Когда же Кай позволил ему кончить, он даже не успел предупредить: выгнулся всем телом, низко застонал, зажмурился и забился под сокрушительным натиском наслаждения, пронзившего его от макушки до пяток, хлестнувшего горячим вдоль позвоночника.

Задыхаясь, он неподвижно лежал в чужой постели и чувствовал себя слабым, как котёнок. Пропустил мимо ушей шуршание, а потом плавился от аккуратных прикосновений Кая, вытиравшего его живот и бёдра влажной салфеткой. Он вздрогнул и распахнул глаза, только ощутив навалившуюся на него тяжесть.

Кай смотрел на него сверху горящими глазами и медленно проводил кончиком языка по соблазнительным губам. Идеальный контур и влажный блеск. Крис потянулся за поцелуем и получил его.

— Теперь надо позаботиться обо мне, — шепнул после поцелуя Кай. — Кажется, я перевозбудился из-за твоих стонов.

Он просунул руку между их телами и расстегнул джинсы, выпустив из плена ткани напряжённый член, потёрся им о живот Криса. Крис ошеломлённо смотрел, как Кай сжимал его запястье пальцами, подносил ладонь к губам и медленно вёл языком по внутренней стороне. Увлажнив ладонь Криса слюной, он тихо велел:

— Потрогай его.

Крис послушно прикоснулся влажной ладонью к твёрдому члену, чувствуя кончиками пальцев каждую набухшую венку.

— Сожми сильнее, — выдохнул ему в губы Кай. — Ещё сильнее...

Крис обхватил ладонью слабо пульсирующий ствол и сжал. Кай одарил его быстрой белозубой улыбкой и плавно толкнулся в его кулак раз, другой, затем припал к губам жадным поцелуем, продолжая неспешно двигаться и прижиматься к Крису всем телом, горячим и гибким. Крис крепко сжимал в ладони толстый член и тонул в поцелуях — его никто и никогда столько не целовал за раз. И Крис пришёл к выводу, что ему, оказывается, нравится целоваться: подставлять под ласки губы, проводить кончиком языка по твёрдым губам Кая, посасывать чужой проворный язык, чувствовать его глубоко во рту и делить пополам неровное дыхание с едва уловимыми лимонными нотками.

Кай быстро и сильно вбивался в его кулак, чуть царапая кожу заклёпками на джинсах. Его лицо и гибкая шея блестели от пота. Между их губами тянулась тонкая ниточка слюны. И они снова жадно целовались, как сумасшедшие, пока живот Криса не усыпали густые и тёплые капли. Кай вытянулся на нём, прислонившись щекой к его щеке и мелко подрагивая всем телом. Крис машинально водил ладонью по спине, обтянутой влажной от пота рубашкой, и довольно жмурился, когда Кай кончиком языка игрался с его ухом или прикусывал зубами мочку.

Отдышавшись, Кай приподнялся, нашарил упаковку с салфетками и принялся приводить их обоих в порядок. Закончив с этим, он встал с кровати и без капли стеснения стянул с себя рубашку, затем и джинсы с бельём. Крис не отводил глаз от смуглого тела, пока Кай копался в шкафу и искал чистую одежду. Игра мышц под блестящей тёмной кожей завораживала. Кай казался ему идеальным.

Свободные светлые брюки и лёгкая кофта с капюшоном вскоре лишили Криса дивного зрелища. Кай небрежно откинул со лба чёлку и усмехнулся, приподняв левый уголок рта.

— Так и будешь валяться в моей постели?

— Ты против?

— Нет, но... — Кай подошёл и сел рядом, прошёлся двумя пальцами по животу Криса, затем одёрнул футболку, немного испачканную его спермой. Крис поймал его руку, крепко сжал и потянул, заставив свалиться на него.

— Мне теперь невыносимо интересно узнать, каково это. По-настоящему. — Он пристально и уверенно смотрел Каю в глаза, заодно пытаясь определить их цвет. Тёмные, да, но насколько?

— Это не то, с чем стоит спешить. Тело человека — хрупкая вещь. Удовольствие — тоже.

— Знаю. Но я хочу. — Не мешало бы ещё добавить: «Кай, ты себя вообще видел в зеркале? Если бы видел, тоже захотел бы». — У тебя глаза цвета чёрного кофе, знаешь?

Кай растерянно закусил губу, потом улыбнулся.

— Теперь — знаю. — Он упёрся ладонью в грудь Криса и приподнялся. — Тебе всё равно придётся к этому готовиться.

— Как?

— Интернет к твоим услугам. — Кай ловко ускользнул, не позволив вновь себя поймать. — Извини, но мне в самом деле нужно идти.

— Куда?

— На тренировку. Если помнишь, я танцую. — С коротким смешком Кай отвёл назад правую ногу и развёл руки в стороны, как крылья. Смотрелось красиво.



Крис сидел на подоконнике до позднего вечера и ждал, когда вспыхнет свет в комнате Кая. Случилось это в одиннадцать. Потом Кай с час где-то в комнате не появлялся, и Крис уже начал волноваться. Но мгновенно забыл обо всём, когда в полночь Кай вернулся в комнату почти обнажённым — лишь на бёдрах белело полотенце. Он упал на кровать, покопался в телефоне. И Крис едва не рухнул с подоконника, потому что его собственный телефон зажужжал в заднем кармане. Он торопливо достал его и улыбнулся.

— Привет.

— Ага, и чем ты занимаешься?

— Смотрю на тебя.

— Правда, что ли? — Кай соскочил с кровати и подошёл к окну. — Темно, ничего не видно. Где ты?

— Сижу на подоконнике. Если включу свет, вряд ли смогу тебя разглядеть, так что...

— Ясно, устроить тебе шоу?

— А ты можешь?

— Легко. При условии, что ты не вывалишься из окна, конечно.

— Не вывалюсь. Давай своё шоу.

— Ладно, тогда включи громкий звук.

Кай достал тем временем плеер, подключил к колонкам и выбрал нужную композицию. Крис слышал чуть искажённые звуки музыки, доносившиеся из телефона. Он жадно смотрел на смуглое тело в окне напротив и тихо умирал, потому что Кай танцевал для него. Полотенце издевательски медленно сползало с его бёдер, заставляя Криса в нетерпении кусать мизинец и кое-как мириться с теснотой в брюках.

Напрасно. Обнажённый и танцующий Кай — это было незаконно и аморально. Как удар в живот со всей силы. Крис прилип к стеклу, пожирая Кая полубезумным взглядом и прижимая к паху ладонь.

Кай продолжал танцевать, плавно поворачиваясь и показывая себя со всех сторон, играя мышцами под смуглой кожей и переходя порой на резкие и сильные движения. А потом он поставил стул перед окном, опустился на него, поднял ногу, уперевшись пяткой в сиденье, и провёл пальцами по члену.

Прижавшись лбом к стеклу, Крис тихо застонал и лихорадочно закопошился, расстёгивая брюки и повторяя движение Кая. Тот ласкал себя, медленно запрокидывая голову и позволяя Крису любоваться идеальными линиями шеи. Через минуту он дотянулся до телефона и хриплым от возбуждения голосом строго произнёс:

— Если ты сейчас кончишь, я тебя убью.

— Ты издеваешься? — с трудом выговорил Крис, резко водя ладонью по члену.

— Нет. Я просто запрещаю тебе кончать без моего разрешения. Можешь смотреть, можешь дрочить, можешь в голос стонать, умолять меня остановиться, просить о чём угодно, но кончать тебе нельзя. Пока что.

— Как же ты узнаешь, если я тебе не скажу... — Крис отдёрнул руку от члена и попытался перевести дух.

— Узнаю, уж поверь. И я хочу, чтобы ты говорил со мной. Смотрел и говорил о том, что тебе нравится. Сейчас... что тебе нравится?

Кай тронул кончиком пальца головку своего члена и улыбнулся.

— Чёрт, мне всё нравится, — задыхаясь, прошептал в трубку Крис и снова прилип к стеклу.

— А теперь? — Кай вновь запрокинул голову, провёл ладонью по всей длине, затем мягко сжал в ладони яички.

— Хочу...

— Да?

— Прикоснуться губами... и попробовать... на вкус, — со стыдом признался Крис. Он уже так дышал в трубку, словно нуждался в кислородном аппарате для дыхания. — Ты невыносимый сумасшедший сукин сын!

Кай ответил ему тихим смешком и выгнулся всем телом, с силой толкнувшись в собственный кулак. Вот тогда-то Крис едва и не вывалился из окна, поддавшись неудержимому желанию прижать к себе это гибкое смуглое тело, чтобы отчётливо ощутить чужое возбуждение. Не кончил он при этом лишь чудом — успел сдавить пальцами член в последний миг.

— Ты там ещё дышишь?

— Нет... уже умер... — прохрипел в трубку Крис и тихо застонал от отчаяния.

— Тогда идём дальше.

— Нет, Господи...

Поздно. Кай провёл языком по указательному пальцу, смочив его слюной, и обвёл в круг тёмный сосок, потом другой, нарисовал влажную линию от ключиц до ямочки в центре живота, мягко обхватил ладонью толстый ствол и принялся водить по всей длине с хорошей скоростью, время от времени лаская головку большим пальцем. Он кусал полные губы, запрокидывал голову и иногда толкался бёдрами навстречу собственной руке, крепко сжимавшей член. И выглядел Кай при этом как сгусток несдерживаемых страстей, как пламя под стеклом, рвущееся на свободу.

Сдавленный стон Криса почти превратился в тоскливый скулёж, когда по ушам хлестнула короткая команда, брошенная севшим низким голосом:

— Можно!..

Они кончили сразу оба: один испачкал ладонь, второй — бельё и брюки. И оба телефона долго оставались безмолвными, если не считать шумного рваного дыхания.

— Ты дышишь? — ехидно и вкрадчивым голосом.

— Ненавижу тебя, — пожаловался в трубку Крис, пытаясь оттянуть испачканную ткань, чтобы она не липла к телу. — Я тут весь подоконник обкончал и всю одежду.

— Так надо ж было раздеться.

— Откуда мне было знать? Я просто хотел посмотреть, как ты ляжешь спать. И не думал, что ты позвонишь и устроишь разврат в режиме реального времени...

Крис напряжённо вслушивался в тишину и ждал ответа. Смотреть в сторону окна Кая он опасался.

— А ты... ты всё ещё хочешь посмотреть, как я лягу спать? — неожиданно тихо спросил Кай с ноткой лёгкой неуверенности.

— Хочу, — так же тихо отозвался Крис.

— Тогда смотри на меня — я не буду выключать свет.

— Уверен? Тебе же мешать будет.

— Неа, мне всё равно — со светом или без.

Крис повернул голову и уставился в окно напротив. Стул уже вернулся на законное место, как и плеер. Правда, Кай не стал оборачивать бёдра полотенцем, так и забрался в кровать, укрылся одеялом до пояса, перевернулся на живот и обхватил подушку обеими руками. Напоследок тихо пожелал:

— Спокойной ночи, Крис.

Крис слушал короткие гудки и неотрывно смотрел на Кая. Тот уснул быстро, хотя спал не особенно и спокойно — часто менял положение тела, вертелся, пока одеяло не сползло с него окончательно, иногда улыбался во сне или утыкался лицом в подушку.

Крис проторчал на подоконнике до трёх ночи. Он и дольше смотрел бы на спящего Кая, но уже болела спина, да и ноги затекли. И не мешало бы выспаться, потому что утром на занятия. Не идти же в университет, будучи морально затраханным.

В восемь его разбудило сообщение: «Ты спишь, как сурок. Одеяло на голову, и голые ноги во все стороны — приходи и бери. С добрым утром, Крис».

Крис уткнулся лицом в подушку, вздохнул, а потом улыбался, как дурак, набирая ответное послание: «Ну так приди и возьми, что ты теряешься? А ты спишь, как футбольная команда во время матча. Пинаешь бедное одеяло и вертишься без конца. Но это красиво. С добрым утром, Кай».

Крис добрался до окна и полюбовался на Кая, сидевшего за компьютером с чашкой то ли кофе, то ли чая в руке.

«Кофе пьёшь?»

«Кофе горький, а я сластёна. Горячий шоколад».

«Хочу тебя. И твои губы со вкусом шоколада. Везде».

«Не буди во мне зверя, а то приду и изнасилую».

«Надеюсь, я дождусь. Всё равно хочу тебя».

Крис долго ждал ответа. Он увидел, как Кай поднялся из-за стола, прошёлся пару раз мимо окна, потом постоял у подоконника, глядя на него, и только затем вернулся к столу.

«Могу предложить плуг, если ты согласен и добросовестно подготовишься».

«А что это?»

«Весь интернет к твоим услугам. Ищи и думай. Как решишь, напиши мне. И да, не траться — у меня всё есть. Тебе надо лишь решить, хочешь ли ты этого, и подготовиться, если хочешь. Мне пора, до связи».

Крис проводил Кая грустным взглядом — тот в самом деле прихватил спортивную сумку и умчался в Академию.



Крис добросовестно готовился несколько дней, иногда прерываясь лишь на то, чтобы поглазеть в окно на Кая. По ночам тот не выключал свет, и Крис мог вволю им любоваться — спящим и идеальным. И Крис искренне недоумевал, как он поначалу мог решить, что Кай всего лишь яркий, и не разглядеть жгучую красоту.

Он прижимался лбом к стеклу и любовался смуглым телом, раскинувшимся на белых простынях. И не находил себе места, изнывая от желания. Он всё бы отдал за возможность одним шагом покрыть разделявшее его и Кая расстояние, упасть на простыни рядом и обнять, тронуть полные губы поцелуем, согреться жаром Кая и согрешить от души.

Сообщение он отправил Каю на следующий день. Кай ответил, что придёт после одиннадцати, вечером, и принесёт всё, что им потребуется.

Тихий стук в половине двенадцатого заставил Криса подскочить на месте и кинуться к двери. Он соскучился, поэтому втащил Кая в комнату, запер дверь и прижал к стене, торопливо обжигая чётко очерченные губы поцелуями. Кай упёрся ладонью ему в грудь.

— Не спеши.

— Не могу.

— Ты и так слишком торопишься. Я бы предпочёл подождать дольше.

— Ещё одна лишняя минута — и ты получишь мой хладный труп, — предупредил Крис, тем самым заставив Кая улыбнуться. К этой яркой улыбке он и припал губами вновь, словно в надежде впитать её в себя с помощью поцелуя.

— Ладно, где тут у тебя кровать?

Кай оставил у кровати пакет, что принёс с собой, и отправился в ванную, велев Крису пока раздеваться. Наверное, в армии раздевались гораздо медленнее, чем это сделал Крис. Потом он вертелся на кровати в томительном ожидании. И едва не кончил, потому что из ванной Кай вышел обнажённым.

— Расслабься. Нам некуда спешить, — хмыкнул Кай, с улыбкой отметив реакцию Криса на него. Он зашуршал пакетом, достал смазку, презерватив и прикольную на вид штуку с трубкой и резиновой подушечкой на конце.

— Плуг? — уточнил Крис, разглядывая штуку.

Кай промолчал, достал презерватив и натянул на плуг. Крис невольно сглотнул. Он уже знал, для чего используют такие штуки. Вроде как понятно было, что с их помощью человек может подготовиться к анальному сексу намного лучше, чем с помощью растяжки пальцами, но при мысли, что плуг-расширитель окажется у него внутри, Крису стало немного не по себе.

— Боишься? — проницательно подметил Кай, распределяя смазку по игрушке.

Крис помотал головой и по собственной инициативе встал на четвереньки на кровати, подался чуть вперёд, чтобы прижаться лбом к крепко сжатым кулакам. И вздрогнул, ощутив прикосновение скользких от смазки пальцев к бёдрам. Кай мягко раздвинул его ягодицы и тщательно смазал кожу вокруг входа, затем принялся нежно поглаживать. Крис оставался напряжённым и всё никак не мог расслабиться. Теперь он уже сразу и хотел, и не хотел этого.

Он зажмурился и едва слышно застонал — горячие губы тронули спину поцелуем, ещё одним, ещё. Кай провёл кончиком языка вдоль позвоночника и снова попросил:

— Расслабься. Тебе понравится.

Крис шумно выдохнул и закусил губу — Каю удалось ввести в него палец. Размеренные поглаживания внутри, мягкость и неторопливость успокаивали. Скоро Кай убрал палец и приставил ко входу мягкий кончик плуга. Вводил медленно и предельно осторожно, хотя пока что плуг лишь немногим превосходил его палец в толщине.

— Всё хорошо?

— Да, — сквозь зубы выдохнул Крис, пытаясь привыкнуть к постороннему предмету внутри собственного тела.

— А теперь? — Кай сжал в ладони резиновую подушечку дважды, наполнив плуг воздухом и заставив увеличиться в объёме немного.

— Подожди... — хриплым голосом попросил Крис, оценивая собственные впечатления. Мышцы внутри пульсировали и сжимали игрушку, пытались вытолкнуть, но за этим следил Кай. И он без предупреждения вновь подкачал плуг воздухом. Крис тут же ощутил, как его слегка распирает изнутри, мягкое давление на стенки и мышцы входа. Назвать это чувство неприятным он не мог. И было совсем не больно, скорее, сладко?

— Ещё попробуем? — Кай снова сжал в ладони подушечку. Ощущения стали острее и ярче. Крис вцепился зубами в смятые простыни и качнул бёдрами.

— Много... надо... ещё?

— Пару раз.

— Давай.

Кай послушно накачал плуг воздухом до нужного объёма, перевернул Криса на спину и всмотрелся в лицо. Крис не позволил ему долго этим заниматься, обнял и притянул к себе.

— Уже можно?

— Нет, надо, чтобы плуг побыл в тебе какое-то время.

— Какое?

— У всех по-разному... — Кай закрыл ему рот поцелуем. После поцелуя Крис припал губами к смуглой груди, слегка прикусывая аккуратные почти чёрные соски и тут же обводя их языком. Свалив с себя Кая, он принялся вылизывать идеальную шею, тереться кончиком носа за ухом и шептать короткое и холодное имя, чтобы разжечь пламя в них обоих.

Кай поймал его голову руками и удержал, сверкнул белозубой улыбкой и лизнул в губы. Стремительное и почти невесомое касание языка к губам вывело из строя тормоза Криса, если они у него вообще были. Он нашарил тюбик со смазкой, чтобы через миг сжать в ладони член Кая, провести по всей длине — от смазки член влажно заблестел.

— Доставай эту штуку и...

Кай вновь умело заткнул Криса поцелуем, провёл ладонями по ягодицам и прикоснулся к фиксатору плуга, потянул издевательски медленно, заставляя Криса протестующе мычать и с силой прижиматься к нему всем телом. Выронив плуг, Кай упёрся ладонями в грудь Криса и столкнул его с себя, заставил вновь встать на четвереньки и высоко вскинуть бёдра. Кай добавил ещё немного смазки, приставил головку к растянутому игрушкой входу и плавно подался вперёд, крепко сжав пальцами бёдра Криса.

Крис протяжно застонал, когда Кай заполнил его собой полностью. Ощущения от игрушки и настоящего члена сильно разнились. Последнее оказалось намного более приятным и желанным. Хотя Крис опасался, что может просто лопнуть от неосторожного движения Кая. Кожа входа ощутимо натянулась вокруг толстого члена. Больно не было, но было всё ещё немного страшно.

Крис прикрыл глаза, едва Кай так знакомо коснулся губами его спины, даря спокойствие и расслабленность.

— Просто потанцуй со мной, — шепнул он Крису в спину, плавно подался назад, помедлил и мягко толкнулся, вновь заполняя собой. Он двигался без спешки, просто тёрся членом о гладкие стенки внутри, заставлял их то расступаться, то снова сжиматься — ничего больше, хотя удовольствие на двоих постепенно становилось сильнее и ощутимее.

Крису хотелось поторопить Кая, но он молчал, разумно полагая, что Кай лучше знает, что и как ему делать. Горячим дыханием опалило шею.

— Ты как? Дышишь?

— Не уверен... — простонал в ответ Крис. — Но мне... не... больно, если ты... об этом.

Кай неожиданно подался назад сильнее, чем раньше, и полностью вышел из Криса. Возмутиться из-за такого облома Крис просто не успел: его свалили на простыни, прижались гибким и жарким телом, влажным от пота. Узкие бёдра проскользнули меж разведённых ног. Кай смотрел на него сверху до тех пор, пока Крис не ответил ему внимательным взглядом.

— Вот так... Смотри на меня, — хриплым от возбуждения голосом приказал Кай, погладил ладонью под коленом, крепко сжал пальцами, отводя ногу в сторону, и потёрся членом между ягодиц, чтобы затем сильным толчком вновь заполнить Криса собой. — Смотри на меня!

Крис с трудом сфокусировал взгляд на лице Кая, потому что на последний толчок тело отозвалось дрожью и горячей волной, пробежавшей от копчика до затылка. Даже ступни свело от обжигающего удовольствия, а низ живота налился невыносимой тяжестью.

— Смотри... — хриплым шёпотом повторил Кай и снова сильно толкнулся в тело Криса, ослепив очередной вспышкой необъяснимо сладкого жара. Крис торопливо моргнул, прогоняя влагу из-под ресниц и не отводя глаз от смуглого лица, украшенного блестящими капельками. Он не знал, на что именно смотрел Кай, зато сам любовался слегка посветлевшими от возбуждения до золотисто-карего цвета глазами Кая. Любовался приоткрытыми полными губами, мелькавшим меж ними кончиком розового языка, оттенками страсти, красившими резкие черты то томной негой, то исступлённым желанием.

— Поцелуй меня... — выдохнул Кай на очередном мощном толчке, словно имевшем цель вбить Криса в матрас.

Обнять за сильную шею, притянуть ближе и попробовать на вкус блестящие от слюны губы? Крис сделал это с радостью.

— Ещё... — попросил Кай, запрокинув голову и подставив под губы Криса шею, но двигаться он не перестал. — Больше...

Крис жадно проводил губами по влажной от пота коже, собирал чуть солёные капли языком, целовал идеально обрисованные ключицы, иногда прерываясь на стоны. Кай приподнялся над ним повыше и задвигался быстрее, жёстче, с силой прижимаясь бёдрами к его ягодицам после каждого толчка, словно собирался остаться внутри Криса навсегда. Перед губами Криса теперь маячили безупречно круглые тёмные соски, их он и ловил губами, жадно втягивал в рот — до тихих стонов Кая. Пока внутри тела напряжение не достигло пика.

Крису показалось на миг, что Кая внутри него стало больше, и тогда лишь он сообразил, что Кай кончил в него. При этом Кай ещё продолжал двигаться, бросив ладонь на член Криса. Несколько резких движений внутри и снаружи — и Крис выгнулся всем телом, рухнул на простыни, крупно дрожа и задыхаясь, захлёбываясь воздухом при попытках сделать вдох или выдох. Кай свалился на него, немного сполз, уткнулся лбом в грудь, обжигая кожу рваными частыми выдохами. Он тронул горячими пальцами между разведённых ног, размазал собственную сперму по коже Криса и прижался губами к груди, целуя с нежностью и немного неловкой заботой.

Они тихо лежали несколько долгих минут. Крис пришёл в себя быстрее, Кая всё ещё била дрожь, и дышал он прерывисто. Крис выбрался из-под него, поднялся с кровати, потом подхватил Кая на руки, словно ребёнка, и унёс в душевую кабину. Прижимал к себе под горячими струями и целовал, вновь сбивая к чёрту едва выровнявшееся дыхание.



Проснулся Крис утром и обнаружил, что Кай во сне удобно устроился на нём. Почти. Привалился к боку грудью и бёдрами, уронил голову на плечо, закинул на Криса ногу и руку, обозначив право владения, и сопел себе тихонько.

Крис приподнялся и тронул губами висок, обхватил руками горячее тело и задумчиво хмыкнул.

— Что? — сонно пробормотал ему в плечо Кай.

— Ты вообще ешь что-нибудь? Одни кости.

— Да ладно тебе, зато ты мягкий. Гармония.

— Неужели?

— Угу. Если б оба были тощие, гремели бы костями и ломали их. Если оба мягкие, то будем пружинить и отлетать друг от друга. А так... у меня кости, у тебя мягко. Идеально. Если, конечно, тебе понравилось. — Кай приподнялся на локте и внимательно посмотрел на Криса. — Жалеешь?

— С ума сошёл?! — Крис перевернулся и вдавил Кая в матрас собственным телом, смахнул в сторону длинную чёлку и повторил кончиками пальцев резкие черты, тихо позвал по имени: — Кай...

Кай на миг закусил нижнюю губу, потом так же тихо сказал:

— Чонин.

— Что?

— Ким Чонин. Так меня зовут. Кай — это ник.

— Чонин, — медленно повторил Крис, пробуя это имя на вкус.

— И я тебе соврал, — ещё тише добавил Кай-Чонин и попытался удрать из постели. Не тут-то было. Крис поймал его запястья и прижал к жёсткому матрасу.

— Жажду узнать подробности обмана.

— Ну... Не было никакого знакомства в сети. Я просто решил с тобой познакомиться, подслушал твой разговор с тем типом и придумал весь этот бред. Но ты не позвонил, — подытожил Чонин. — И я всё ломаю голову, какого чёрта ты теперь-то решил так далеко зайти.

— Так я же сказал — я хотел позвонить, но потерял твой номер.

— Эта отмазка такая древняя, что...

— Эй, я — в самом деле — потерял твой номер.

Чонин смотрел на него, вновь закусив губу. С явным сомнением во взгляде.

— Слушай, что случилось, когда я увидел тебя в парке? — включив логику, поинтересовался Крис.

— Ты... въехал в лавку. И что?

— Эй, я отлично катаюсь на велосипеде, постоянно это делаю. И не въезжаю ни в какие лавки. В лавку я въехал по твоей вине.

— Почему это?

— Потому что ты, придурок. Или я ещё должен под твоим окном распевать серенады, чтоб уж вовсе... Чёрт! Твоё окно напротив моего, а я целую неделю, как идиот, страдал из-за какой-то потерянной дурацкой салфетки с номером! Да! Ты же мне соврал!

— Но я же признался.

— Пофиг. Надо тебя наказать за враньё. О, придумал!

Чонин высвободил руки, обхватил ими Криса за шею и согрел его улыбкой.

— И как же мы будем меня наказывать?

— Ты устроишь своё шоу.

— И только?

— Не обольщайся. Ты устроишь его прямо тут — у меня перед носом.

— Это твоё условие? — Чонин прикрыл глаза и запрокинул голову, позволяя Крису осыпать его шею поцелуями.

— Угу... Что хочешь, то и делай, но ты будешь тут танцевать, при мне...

— Отлично. — Чонин змеиным движением вывернулся из-под Криса, выдернул простыню и ловко связал, подёргал и убедился, что Крис без помощи освободиться не сможет.

— Какого чёрта? — забуянил оклемавшийся Крис, поражённый таким поворотом.

— Ты сам сказал: «Что хочешь, то и делай». Ну вот — я сделал. А теперь я для тебя потанцую.

— Ты не посмеешь!

— Ты же сам хотел... — Чонин потянулся за плеером.

— Это бесчеловечно!

— Какую бы музыку выбрать...

— Нет-нет-нет, ты же не всерьёз? — Крис плотно закрыл глаза. — А я не буду смотреть.

— Будешь, — с железной уверенностью возразил ему Чонин, тронул пальцами подбородок и согрел губы мягким поцелуем. — Ты будешь смотреть, потому что ты хочешь меня так же сильно, как я — тебя. Смотри на меня — только на меня. С добрым утром, Крис.


URL записи